formaciya.ru -

купить или арендовать online
+7 (495) 545-21-33 support@site.su
  • Домены совпадающие с formaciya
  • Покупка
  • Аренда
  • formaciya.ru
  • 50 000
  • 500
  • Домены содержащие formaciya
  • Покупка
  • Аренда
  • reformaciya.ru
  • договорная
  • договорная
  • Домены содержащие formaci
  • Покупка
  • Аренда
  • dezinformacia.ru
  • 100 000
  • 1 000
  • informacii.ru
  • 50 000
  • 1 000
  • Рекомендуемые домены
  • Покупка
  • Аренда
  • 77.рф
  • 500 000
  • 5 000
  • nissans.ru
  • 50 000
  • 500
  • абсолютная.рф
  • 70 000
  • 700
  • автошкол.рф
  • 70 000
  • 700
  • автошкола.su
  • 20 000
  • 200
  • автошколы.рф
  • 200 000
  • 2 000
  • аксессуара.рф
  • 70 000
  • 700
  • алфавиты.рф
  • 50 000
  • 500
  • алюминиевые.рф
  • 50 000
  • 500
  • амуры.рф
  • 70 000
  • 700
  • анкет.рф
  • 70 000
  • 700
  • арматура.su
  • 43 334
  • 433
  • арматуры.рф
  • 250 000
  • 2 500
  • армянская.рф
  • 70 000
  • 700
  • армянские.рф
  • 70 000
  • 700
  • аромат.рф
  • 1 300 000
  • 13 000
  • аукциона.рф
  • 70 000
  • 700
  • аукционы.su
  • 43 334
  • 433
  • башня.su
  • 20 000
  • 200
  • бёдра.рф
  • 70 000
  • 700
  • безопасное.рф
  • 100 000
  • 1 000
  • безопасные.рф
  • 100 000
  • 1 000
  • бензиновые.рф
  • 50 000
  • 500
  • бетонное.рф
  • 70 000
  • 700
  • бетонные.рф
  • 150 000
  • 1 500
  • биржу.рф
  • 70 000
  • 700
  • бисера.рф
  • 70 000
  • 700
  • блин.su
  • 35 000
  • 350
  • блины.su
  • 35 000
  • 350
  • борись.рф
  • 70 000
  • 700
  • бренды.su
  • 43 334
  • 433
  • бригада.su
  • 20 000
  • 200
  • бумажная.рф
  • 70 000
  • 700
  • вагон.su
  • 35 000
  • 350
  • ватсап.рф
  • 1 650 000
  • 16 500
  • вектор.su
  • 20 000
  • 200
  • вектора.рф
  • 70 000
  • 700
  • ветеранам.рф
  • 70 000
  • 700
  • ветерану.рф
  • 70 000
  • 700
  • вечеринки.рф
  • 100 000
  • 1 000
  • вечные.рф
  • 100 000
  • 1 000
  • вечный.рф
  • 100 000
  • 1 000
  • виртуальные.рф
  • 150 000
  • 1 500
  • вита.su
  • 20 000
  • 200
  • влагалища.рф
  • 100 000
  • 1 000
  • властелина.рф
  • 70 000
  • 700

Информационное общество как новая общественная формация

Как далеко то будущее, когда целью духовного развития человека будет сам человек, а не те преимущества, которые ему необходимы в достижении наиболее комфортного положения в обществе? Как повлияет на общественные отношения полноправный и оперативный доступ каждого к любой информации, накопленной человечеством? Эти и подобные вопросы стали особо актуальны в настоящее время. Уникальное по своей стремительности развитие информационных технологий (телерадиовещание, компьютеризация и развитие глобальных телекоммуникаций), начавшееся в последней трети прошлого века, позволило многочисленным социологам и футурологам объявить о наступлении новой эпохи в развитии человечества – информационном обществе. Рост количества исследований и создаваемых новых исследовательских групп, центров и фондов, посвященных информационному обществу, оказался не меньшим, чем действительно гигантский рост возможностей самих информационных технологий. Более того, 27 марта 2006 года генеральная Ассамблея ООН даже приняла решение об объявлении Всемирного дня информационного общества, которым стал день 17 мая, ранее отмечаемый как Всемирный день электросвязи. И хотя в том же 2006 году на конференции Международного союза электросвязи название дня скорректировали до Всемирного дня электросвязи и информационного общества, внимания к новому понятию не уменьшилось. Попытка Фрэнка Уэбстера дать в рамках одной книги [1] критический анализ разнообразных теорий информационного общества, позволяет лишь осознать многочисленность существующих взглядов на последствия информационного взрыва. Впрочем, обилие порой противоречивых теорий лишь свидетельствует о недостаточной глубине понимания социологической наукой происходящих в настоящее время процессов. Понятие информационного общества сегодня скорее обозначает необходимость исследования современных тенденций, необходимость перехода от констатации многочисленных перемен в жизни социума в условиях информационной глобализации к реальному анализу влияния информационных технологий на изменение общественных отношений. «Хотя в качестве эвристического», - замечает Уэбстер (с. 30), «термин «информационное общество» обладает некоторой ценностью для исследования основных характеристик современного мира, все же он слишком не точен, чтобы принять его как научную дефиницию». Развивая свою идею постиндустриализма, Белл рассматривал информацию или теоретическое знание как наиболее яркую характеристику постиндустриального общества. Причем «осевым принципом» такого общества «является громадное социальное значение теоретического знания и его новая роль в качестве направляющей силы социального изменения» [2]. В интерпретации Белла информационное общество есть не что иное, как форма развития постиндустриального или сервисного общества, в котором доля услуг в области информационных технологий и теоретического знания, является доминирующей. Точка зрения Белла сегодня является наиболее распространенной, вместе с тем, как и сама теория постиндустриализма, теория информационного общества по Беллу не позволяет выявить существенные качественные изменения в общественных отношениях, характерные «новому обществу». «Приверженцы этого нового общества», - пишет Уэбстер (с. 41), «от поисков количественных изменений распространения информации переходят к утверждениям, будто количественная сторона и есть показатель качественного изменения социальной организации». Рост высокотехнологичного сектора, безусловно, ошеломляющ: беспрецедентные успехи интернационального гиганта в области производства программных продуктов Microsoft; стремительный взлет компании Google с небольшой проектной группы до мультимиллиардной империи, предоставляющей услуги в области Интернет приложений; слияние телекоммуникационных и медийных корпораций в продвижении новых интегрированных технологий. Все это свидетельствует о существенных изменениях в экономике, однако изменений скорее количественных, чем качественных. Наверное, самое масштабное исследование социально-политических изменений в новую эпоху было проведено Мануэлем Кастельсом в своей книге «Информационная эпоха» [3]. Справедливо полагая, что информация имеет значение для любого исторического периода, Кастельс для обозначения новой эпохи вводит понятие «информационального общества», указывающего на «атрибут специфической формы социальной организации, в которой благодаря новым технологическим условиям, возникающим в данный исторический период, генерирование, обработка и передача информации стали фундаментальными источниками производительности и власти». Кастельс считает, что экономика нового этапа в развитии человечества «является капиталистической, фактически более капиталистической, чем любая другая экономика в истории» и даже вводит новый термин «информациональный капитализм»: «новая система характеризуется тенденцией возрастания социального неравенства и поляризации» (выделено автором «Информационной эпохи»). Информациональное общество, по мнению Кастельса, имеет сетевую структуру, причем в качестве еще одного типа собственника выступает «коллективный капиталист», владеющий капиталом посредством «глобальных финансовых рынков». В свою очередь «коллективный капиталист» использует труд «коллективного работника», постоянно теряющего и находящего работу, «циркулируя между различными источниками занятости (которая носит главным образом случайный характер)». Фактически Кастельс описывает общество, по-прежнему построенное на противоречии между трудом и капиталом, но с использованием достижений современных информационных технологий. Антагонизмы общественных отношений, облаченные в информационные технологии, приводят, по мнению Кастельса, к появлению и «расширению цифрового разрыва, разрыва, который в конечном итоге может вовлечь мир в череду многомерных кризисов» [4]. Информационное общество Кастельса гораздо более мрачное и противоречивое, нежели описание информационного этапа постиндустриальной эры по Беллу, однако и в этом случае новую эпоху отличают исключительно количественные характеристики. Вряд ли имеет смысл вводить новое понятие информационного общества, если оно всего лишь является разновидностью имеющихся в настоящее время общественных отношений, как бы их не градуировать: капитализм или постиндустриальная эпоха. Информационные технологии, даже при взрывном характере их развития, сами по себе не могут изменить социальной организации общества. Технологии не могут ни усилить существующих противоречий, ни ослабить их, однако они могут создать основу для изменения общественных отношений. И такой основой является автоматизация рутинного и физического труда с одной стороны, и полномасштабный доступ ко всей информации, накопленной человечеством, с другой стороны. Безусловно, еще очень рано говорить о том, что такая основа существует, но тенденция к ее формированию очевидна, и в той или иной мере теоретики информационного общества указывают на эти обстоятельства. Сетевая структура общества и производительных сил, складывающаяся в последние десятилетия, глобализует общественные отношения. Транснациональные корпорации, преследуя исключительно частные интересы повышения эффективности, способствуют развитию инфраструктуры не только развитых стран, но и отсталых регионов, в которых располагаются их филиалы. В свою очередь развитие мобильных средств связи и сети Интернет разрушает национальные и государственные рамки; интернационализируя аудиторию медийных и информационных агентств, предоставляет возможность формирования многообразных сообществ по интересам. Безусловно, сетевые коммуникации, в первую очередь предназначены для того, чтобы дать корпорациям больше инструментов в организации своего бизнеса и получить дополнительные возможности для присвоения чужого труда, но с другой стороны эти же телекоммуникации упрощают и делают доступным обмен информацией между людьми, независимо от их государственной или национальной принадлежности. Требования бизнеса к прозрачности и доступности информации, необходимые для повышения эффективности управления, приводят к формированию глобальных информационных баз данных, доступ к которым предоставляется партнерам и клиентам. Выход на глобальные финансовые рынки требует от корпораций четкой поведенческой дисциплины информирования о своих действиях. Фактически формируется технологическая структура будущего общества, в котором не будет «закрытой» информации, необходимой в настоящее время для конкурентной борьбы, а партнерами и клиентами компаний будут выступать все члены общества. Интеграция информационных систем коммерческих и государственных структур также создает основу единства в обмене информации в будущем. Насколько быстро будет протекать процесс информационного «открытия» бизнеса и государственных структур обществу – сейчас трудно сказать, даже трудно поверить в это, но технологические основы закладываются уже сейчас. Вытеснение рутинного труда за счет автоматизации и технологические достижения в части глобализации доступа к накопленной информации создают основу формирования будущего информационного общества, в котором будет возможно оперативно получить информацию обо всем, что происходит или происходило с любым человеком или сообществом в любой точке планеты. Это могут быть и планы развития, и итоги деятельности какой-нибудь корпорации, государственные расходы на определенные цели или планы визитов и встреч делегаций, действия близкого нам человека или доходы соседа. Причем такая информация будет доступна без ограничения каждому жителю планеты. Доступность информации будет столь же естественной, какой сейчас является общение между людьми на улице (хотя и были времена, когда сословные или кастовые различия не позволяли людям запросто общаться). Информационное общество – это такая самоорганизация людей, в которой рутинная, нетворческая деятельность автоматизирована, а вся информация, накопленная человечеством, доступна каждому. Не надо объяснять, что столь фантастически устроенная жизнь радикально отличается от современной. Говорить сейчас о том, что мы живем в эпоху информационного общества – нелепо, но очевидно, что историческая логика эволюции ведет человечество именно к такой самоорганизации, а элементы будущего общества все больше и больше проступают в различных видах человеческой деятельности: в бизнесе, в государстве, в обществе. Раскрытие информации несовместимо при наличии хоть какого-то ущерба, приносимого открытостью. Тайна, как инструмент соревнования между государствами, корпорациями и людьми, должна отмереть, а это невозможно осуществить только на основе внедрения новых технологий (хотя распространение информации во всемирной сети и иллюстрирует, пусть и в зачаточном виде, будущую свободу информации). Информационная прозрачность общества будет требовать особой организации людей, построенных не на подавлении и неравенстве, а на основе раскрепощения творчества каждого индивида. Нетрудно понять, что в информационном обществе изменения коснуться не только общественных отношений, когда нельзя будет быть первым только за счет обладания важной информацией, а любые властные действия будут прозрачными, но и общечеловеческой морали, семьи, да и личности в целом. Внешне имеется определенная корреляция между будущим информационным обществом и коммунистическим идеалом – бесклассовым обществом, удовлетворяющим все потребности человека и предоставляющим всем равные возможности участия в жизни общества. Поскольку потребности человека являются мотивацией к его деятельности, они не могут быть удовлетворены полностью: удовлетворение одних потребностей приводит к формированию других. За счет вытеснения физического труда и полномасштабной автоматизации уровень потребностей в информационном обществе сместится из области физиологических потребностей (безопасность существования, пропитание и комфорт жизнедеятельности) в интеллектуальную сферу (потребность в знаниях и общении), и если именно такое смещение называть удовлетворением всех потребностей, то информационное общество, конечно же, похоже на коммунистический идеал. «Свобода, равенство и братство» – лозунг французской революции не популярен среди современной элиты постиндустриального общества: тех, кто имеет больше других, пугает равенство, а власть предержащих пугает свобода и маячащее в ней покушение на государственность. Однако этот же лозунг, выраженный как «свобода распространения информации, равенство в доступе к информации, братство в общении», вполне созидателен и может стать лозунгом просвещенной части человечества, лозунгом движения к информационному обществу. Несмотря на «страшное» требование абсолютно полного доступа к информации для каждого, информационное общество не столь утопично, как кажется на первый взгляд, тенденции его построения видны уже и сейчас. Это и требования к компаниям по открытости коммерческой информации на фондовом рынке и собственное стремление бизнеса к прозрачности управления, и расширению типов отчетности о своей деятельности со стороны государства, это увеличивающаяся доступность в распространении информации (особенно через Интернет) и свобода в семейных отношениях и т.д. Реальная практика использования информационных технологий, как в бизнесе, так и в обществе и государстве, незаметно для нас самих закладывает основы столь уникальной самоорганизации людей. Именно открытость информации и автоматизация труда должны лечь в основу стратегии построения информационного общества. Стратегии, которая не ограничена двумя и тремя сроками президентства или какими-нибудь иными политическими сроками, а стратегии долгосрочной, охватывающей несколько поколений, учитывающей не только технологические возможности, но и возможности организационного развития общественных отношений. Информационное общество не утопично хотя бы потому, что принципы его организации имеют исторические корни – общество первобытных людей было устроено аналогично: никто не утаивал информацию, не делил людей на хороших и плохих, бедных и богатых. Единственное (но зато существенное) отличие информационного общества от первобытного в том, что человек будущего станет реально свободным от прихотей природы. Трудовая деятельность будет в основе своей творческой – будет деятельностью человека, обладающего мышлением, а не физической силой или правильно расположенными конечностями. В борьбе за свободу перед природой, человек потерял свободу перед другим человеком, потерял право на полный доступ к информации. Освободившись от природной зависимости, необходимости использования физического и рутинного труда, человек сможет получить и свободу перед обществом и доступ ко всем накопленным знаниям, а деятельность общества будет направлена, прежде всего, на самореализацию каждого индивида. Смена общественных формаций и технологический прогресс – это результат перераспределения доступа к информации и мотивации индивида на улучшение качества своей жизни. Вместе с тем, появление новой информации связано как раз с процессом творчества человека, с его мыслительной деятельностью. Сам акт осознания действительности является сугубо индивидуальным, но он требует ранее накопленной информации обществом и результатом его также становится информация, востребованная другими людьми. Именно процесс познания и связанный с ним рост информации является вектором эволюции человечества, вектором, слагаемым из противоположных тенденций развития общества, различных интересов индивидуумов и социальных групп людей. Борьба человека за освобождение от рабства перед природой, доведенная до своей критической фазы в борьбе за свободу от эксплуатации человека человеком, может быть выиграна только в том случае, когда вся накопленная обществом информация станет реально доступной каждому индивиду, когда единственной целью общества станет обеспечение возможности для творческой деятельности человека.

19.10.2009 12:19:17